Если есть, что своровать, я сворую это!
Пабло Пикассо

Многие красноглазики любят выставлять в оправдание своим мыслям о всеобщем GPL софте слухи и урывочные сведения о том, что крупные корпорации и известные программисты воровали свои изобретения у других, а не делали сами.
Например, Джобса обвиняют в том, что он украл графический интерфейс у Xerox, хотя реально ни одной строчки кода у Xerox не было украдено, они просто посмотрели на рабочий компьютер в лаборатории Xerox PARC и Возняку тогда очень понравился графический интерфейс, потому он решил, что на Маках надо сделать нечто подобное, только лучше, этот момент хорошо обыгран в фильме “Пираты Кремниевой долины”.
Гейтса обвиняют в том, что он стырил Бейсик, правда не указывают у кого конкретно, потому что в те годы этих Бейсиков существовало как версий игры пятнашки сейчас – было одно описание, а реализовал его каждый по своему. Правда Бейсик-то на самом деле стырили, но не Гейтс, а наоборот у него. Или позднее Microsoft обвиняли в том, что они украли MS-DOS у компании Seattle Computer Product, хотя на самом деле они MS-DOS купили у этой компании.

Недавно мне попалась книга некоего Максвелла о Стиве Баллмере. Стоила она всего 20 рублей, хотя надо было сразу распознать по цене, что эта книга рассчитана на красноглазую линуксовую школоту, которая на сэкономленные с завтрака деньги сможет её купить :)
Почти всю книгу автор обвиняет Microsoft в том, что они украли то одну, то другую идею, при этом по ходу книги поются дифирамбы всем сторонникам опенсорса, джавы и прочих из красноглазой серии, а Баллмера и Гейтса выставляют фашистами. И вроде бы можно было прочитать и проигнорировать эту книгу, если бы не ошеломительные сливы автора самим же собой – если он начинал обвинять Гейтса и Баллмера в воровстве чего-либо, то через пару страниц оказывалось интервью пострадавшего, который в нём рассказывал, что  подписал контракт с Microsoft, причём условия он знал, что получил деньги за свой труд в результате чего стал миллионером или получил средства на открытие нового бизнеса и при этом каким-то образом Microsoft, легально купивший у недальновидного программиста его разработку, оказывался вором!
При этом истории все до боли одинаковые – жил-был программист, написал какую-то никому не нужную программу, никому не смог её продать, решил забить на неё – денег-то она не приносит и никому не нужна. Тут приходят к нему два парня и говорят – давай мы её у тебя купим, программист думает – “С драной козы, хоть шерсти клок, продам!”.
Проходит какое-то время, эти два парня из программы делают конфетку, рубят на ней капусту, а бедолажка, понявший, что лопухнулся, начинает кричать – “Ааааа! Украли!” Только и это-то может орать, т.к. контракты подписаны и деньги уплачены.

И вот как-то меня зацепило это всё, когда я понял, что по сути Джобса и Гейтса красноглазые обвиняют на пустом месте, не упускайте из виду, что дела эти происходили в США и если бы что-то было не так, то Джобс и Гейтс, имеющие за спиной лишь гаражи по сборке и продаже мелочи для нердов давно бы уже разорились под натиском исков от таких монстров компьютерного бизнеса как Xerox, HP и IBM или вы думаете, что многомиллиардные корпорации спокойно смотрели бы на то, что кто-то ворует их идеи? И не спешите отвечать – Да. Хотя речь в этой статье пойдёт не о Джобсе и Гейтсе.

Речь пойдёт об основателе церкви Emacs, GNU и FSF – Ричарде Столлмане (он же человек-стул, он же ногоед) и тому почему он обвиняет людей в том, что они не делали – Джобса и Гейтса в воровстве, а также зачем ему понадобилась лицензия, которую мы сейчас знаем под названием GNU GPL.

Что же. После такого долго введения, приступим к очередной статье в духе – скандалы, интриги, расследования в мире высоких технологий.

Не знаю известно ли вам, но вся современная компьютерная индустрия зарождалась в университетских городках США – Гарварда (Гейтс и Баллмер), Беркли (Джобс и Возняк, Томпсон и Ричи, Билл Джой), МИТ (Столлман). Из наследия МИТа мы имеем на данный момент только Столлмана, потому что все их проекты устарели и канули в лету ещё в 80-е годы. И каждый из этих университетов отложил свой отпечаток, а может быть изначально и привлёк совершенно разных людей.
Относительно спокойный и добропорядочный Гарвард – привлекал детей выходцев из Британии, бизнесменов, юристов, экономистов, менеджеров и других белых воротничков, чтобы оценить университет достаточно посмотреть на список тех, кто был его выпускником.
Беркли – притягивал технарей, именно здесь родился UNIX и многие другие стандарты современной компьютерной техники, именно здесь возникли движения против войны, за настоящую свободу и прогресс, здесь появилась известная лицензия BSD.
МИТ – принимал бунтарей-неадекватов, неформалов, нердов, социопатов и тех, кого выгнали из других университетов. МИТ до сих пор является самым проблемным институтом США из-за плохой репутации, частых срывов заказов, подтасовки фактов и результатов исследований, большому количеству самоубийц и [социальной распущенности] среди студентов, по совместительству он также является рассадником феминизма и других движений нетрадиционно ориентированных меньшинств.  Представляете в каком окружении жил и учился Столлман?
МИТ – технологический институт (кстати, статус университета и института совершенно разные вещи), где самыми величайшими исследованиями студентов за всё время было кто из студентов занимается [аналом] и кто из [36 парней МИТа] сможет лучше удовлетворить двух разъярённых баб.
Учитывая, что в 70-е МИТ представлял из себя какое-то подобие Содома и Гоморры, я с усмешкой читал воспоминания Столлмана, когда он говорил, что у него были проблемы в общении с женщинами и чтобы хотя бы общаться с ними, он записался на танцы.

МИТ - Содом и Гоморра - родина Столлмановской свободы

Много раз МИТ хотели объединить со спокойным Гарвардом, чтобы гарвардцы в нём наконец-то навели порядок, но в конце 70-х годов XX века от этой идеи отказались.

Несмотря на это в МИТ тоже была разумная жизнь и в его стенах велись исследования в области вычислительной техники.

В 60-е годы XX века в стенах Массачусетского технологического института (МИТ) Даниелом Мёрфи начались разработки текстового редактора TECO. Изначально TECO разрабатывался как текстовый редактор для компьютеров PDP. Т.к. все данные в компьютеры в основном вводились в ручную с первых клавиатур или с перфокарт, оператор не видел что он вводит и не мог исправить ошибку. TECO же умел выводить данные на экран монитора и таким образом решал множество проблем и неудобств по вводу программ в компьютеры того времени. TECO являлся одной из разработок в рамках проекта MAC (в связи с чем существует также неофициальное название редактора TECO как TECMAC или TMACS), где занимались различными исследованиями по дальнейшему упрощению ввода информации в компьютер, работе с графикой и прочим, в основном на компьютерах PDP. В участие над проектом MAC были вовлечены работники нескольких университетов, студенты и компьютерные энтузиасты.
В 1972 году для TECO различными разработчиками были написаны макросы, которые увеличивали эффективность работы с ним.
В 70-е годы идеи, положенные в TECO продолжили развивать сотрудники Стэнфордского университета, также участвующего в проекте MAC и именно там в 1972 году появился текстовый редактор – E Фреда Райта. В отличии от TECO, который реализовывал технологию что вводишь, то потом и увидишь – т.е. он не выводил на экран введённую информацию сразу же, для этого надо было его запускать в отдельном режиме и смотреть что ты напечатал, E был редактором, где впервые из текстовых редакторов была применена технология WYSIWYG – что видишь на экране, то записывается в память компьютера.

Тем временем Столлман, которого в начале 70-х выгнали из Гарварда, поступил в МИТ и вместе с другими интересующимися компьютерной техникой посещал лаборатории проекта MAC. Посетив лабораторию Стэнфорда он был поражён редактором E и особенно обрадовался тому, что в нём работали макросы от TECO. Он вернулся в МИТ и рассказал о E Карлу Миккелсену, который добавил в TECO режим обновления экрана после каждого ввода символа с клавиатуры, таким образом стало возможным печатать и видеть, что у тебя получается на экране одновременно. Затем с помощью Ричарда Гринбланта Миккелсен собрал макросы, существующие для TECO и наладил их работу в новом режиме редактора. Далее Миккелсен продолжил повышать функциональность TECO за счёт копирования возможностей текстового редактора E.
Также он работал над совместимостью TECO с новыми компьютерами PDP и системами OpenVMS от IBM.

А что же делал Столлман? – возник у меня вопрос. Две вставки про Столлмана как участника-энтузиаста проекта MAC и его визите в Стэнфорд я вставил только исходя из прочтения его заметок и воспоминаний. В официальной истории TECO и [проекта MAC] о Столлмане нет ни слова, абсолютно не понятно, чем он там занимался, в то время как другие участники проекта писали программы, открывали фирмы, проводили исследования и писали различные научные работы. Так что же делал Столлман?

Начнём с того, что исходя из его же слов, Столлман жил в лаборатории проекта MAC, потому что по каким-то причинам ему постоянно не хватало места в студенческом общежитии, видимо чисто поэтому его и вписали в участники проекта MAC. Всего в лаборатории жило несколько человек, кроме того, там часто оставались на ночь и сами разработчики проекта. Многие из тех, кто учился в то время в МИТ отзываются о хакерах как о грязных волосатых немытых социопатах, которые порой вообще забывали о том, что есть мир за стенами лаборатории и что надо следить за собой. Столлман, кажется так и не вспомнил об этом :) А может и стоило бы? Тогда может быть хотя бы проблем с женщинами не было.

Как вспоминает один из друзей Столлмана – Гай Стил (работник проекта TECO), основным времяпровождением многих хакеров в лаборатории было то, что они сидели за спинами тех, кто работал и смотрели, что они делают. Этим и занимался Столлман :)

Кроме того, по воспоминаниям матери Столлмана – у него были проблемы с общением со сверстниками, часто он игнорировал нормы поведения и общался только с учителями. Он много читал политической и исторической литературы. Несколько раз было так, что он говорил о том, что сделал что-то великое и надо это срочно показать учёным, мать просила для начала показать это ей, но он отказывался, в итоге выяснялось, что ничего у него нет. Как говорили люди, общающиеся со Столлманом с подросткового возраста, он был очень странным. Например, Сет Брейдбарт, который общался со Столлманом во время их общих увлечений научной фантастикой, вспоминает о поведении 15 летнего Столлмана как о пугающем, хотя это не выглядело, что он неадекватный. Иногда он казался рассудительным человеком, но чаще он был очень эмоционален и этим пугал всех.
В 2001 году журнал Wired опубликовал статью – “Синдром Гика”, где описывал такое поведение, как у Столлмана, свойственное аутистам или людям больным синдромом Аспергера. Столлман любит спекулировать этим и в интервью для Toronto Star Столлман задавался вопросом что было бы если бы он был на грани аутизма. Также его мама вспоминает, что Столлман странно реагировал на цвета – криками =-0
Кроме того, в своей биографии Столлман вспоминает, что часто ему было сложно понять что говорят другие люди. Он понимал слова, но не то, что они означают. “Я не мог понять почему люди интересуются вещами, о которых говорят другие”, – пишет Столлман.
При этом его мать рассказывает, что часто он спорил с учителями, если они ошибались в чём-то, тут же их бестактно прерывал и указывал на это. Поэтому у него были проблемы со всеми, кто его окружал. В итоге мать записала его к терапевту…
Но остановимся на странностях Столлмана. Вы сами, если знаете английский, сможете ознакомиться с книгой, которая писалась под его надзором – [Free As In Freedom] – так что, те кто хотел меня обвинить в наговоре, может сам проверить, что я ничего не придумал, просто пересказал то, что одобрил сам Столлман для книги.

В принципе же Столлман больше напоминает активного социопата – таким людям свойственно не контролировать себя, особенно, если рядом нет тех людей, которые могли быть для них авторитетами, как только социопат оказывается в среде тех, кто кажется ему ровней, тут же начинается неадекватное поведение – вот вам и поедание мозолей, наряды в святого, создание церквей поклонения программе и т.д.
Думаете то видео, где Столлман ест ноги единственное?
Нет. Примерно с 2005 года, садиться на стол с ногами, снимать ботинки, носки и ковырять ноги во время выступлений у него вошло в норму (фото прилагаются).

Вы всё ещё считаете, что рукопожатие Столлмана это признак уважения к вам с его стороны? Я бы сам не пожал, ведь неизвестно, где ковырялась его рука.

В 1975 году Столлман бросил учёбу в МИТ, и пока разработчики TECO трудились над текстовым редактором, Столлман продолжал появляться в лаборатории (он утверждает, что там работал, хотя, если вы сходили по ссылке, то уже видели, что в списках работников проекта Столлмана нет). В это время Стил занимался сбором всех существующих для TECO и E макросов и в 1976 году по МИТу начала гулять полная копия TECO, включающая в себя все существующие для него макросы под названием Emacs, в разработчиках Emacs значились Гай Стил, Дейв Мун (разработчики из команды TECO), а первым гордо вписан Ричард Столлман.
Опять же в книге о Столлмане Стил говорит, что он выполнял работу по сбору макросов, а Столлман сидел за его спиной и наблюдал. Когда работа стала рутинной, как я понял, надо было просто править начало кода – заголовки макросов, Стил поинтересовался запомнил ли Столлман что делать и посадил за это нудное дело его, а сам занялся другим.
Поразительно то, что единственные, кто упоминает о каком-то участии Столлмана в проекте MAC именно Стил и Мун. При этом, после прочтения их – Столлмана и Стила воспоминаний – понимаешь, что всю работу делал Стил  это он начал собирать макросы со всего МИТа и делать сборку TECO с макросами.
Выходит, что Столлман просто позаимствовал труд других людей по договорённости или нет, это уж история умалчивает, немного копировал-вставлял код Стила, и начал распространять под своим названием Emacs? Хотя и само название тоже было также безвозмездно взято. Редактор, который ему понравился в Стэнфорде назывался E, а проект, с которого он всё взял назывался MAC, т.е. всё сделал незатейливо и просто E+MAC, а полностью EMAC’s text editor, что позже укоротили до Emacs.
Хотя сам Столлман, о чём написано в той же [википедии], говорит, что якобы название произошло от слов Editing macros (редактируя макросы)… может быть и так… именно на это только и хватило нашего гения-копипаст-редактирования.
EMACS являлся копией TECO и потому работал на компьютерах PDP. Возможно, что Стил и Мун остались в списке авторов Emacs лишь потому, что в отличие от других разработчиков проекта MAC и TECO они не участвовали в коммерческих компаниях этой лаборатории и скорее всего прониклись проповедями Столлмана о “свободе”.
Как утверждает Столлман, Emacs стал самым популярным редактором в МИТ и в самой лаборатории, а вот официальная версия, говорит о том, что до начала 80-х годов все пользовались TECO, пока интерес к PDP не пропал, затем IBM какое-то время поддерживала разработку этого редактора, но вскоре разработчики перестали развивать его. Кому тут верить непонятно, ведь в списке авторов Emacs значатся люди из TECO, кроме того, существует и ещё одна версия, что Emacs – был сборником макросов для TECO, а не текстовым редактором (причём и Столлман об этом говорит в своих эссе).
Тем не менее из всей этой мешанины можно сделать простой вывод – вся работа Столлмана заключалась в правке заголовков макросов, написанных другими людьми, для работы в TECO, написанным опять же другими людьми.

В конце 70-х Джобс и Возняк начали выпуск компьютеров Apple, IBM готовилась к выпуску PC и в новом мире маленьких компьютеров для PDP места не осталось.

Тем не менее Столлман решил погреться немного в лучах славы на останках PDP, но перед ним возникла проблема того, что его сборка Emacs начала распространяться по МИТу бесконтрольно (об этом также упоминается в биографии Столлмана – Free As In Freedom Сэма Виллиамса, которая написана под контролем Столлмана) – эффект Вавилона, так это называет Столлман. Кто-нибудь из программистов брал сборку Emacs, добавлял в неё несколько новых макросов и распространял её снова. В итоге Emacs’ов развелось столько, что Столлман обратился ко всем распространителям, что бесконечные копии его программы вносят сумятицу – уже было действительно сложно разобраться какая версия Emacs круче. Столлман срочно составил лицензию на Emacs и потребовал, чтобы все, кто пишет макросы присылали их ему, тогда бы Столлман делал новую сборку с добавлением нового макроса и таким образом существовала бы одна – его официальная сборка Столлмана – самая крутая и новая с самым большим количеством макросов. Но вы уже поняли, куда его послали, да? :) Всё это вылилось в то, что десятки программистов начали делать свои версии Emacs’ов под другими названиями, используя акронимы типа программа Х не Emacs (например, SINE – SINE is not Emacs). Видимо, потом, поняв как можно знатно троллить акронимами, Столлман назовёт проект своей жизни – GNU – GNU is not UNIX.

Тогда же у Столлмана и назрел план по захвату всего программного обеспечения в свои руки, что позже вылилось в такую [заметку] на FSF, где они требуют от разработчиков передачу авторских прав на программы в руки FSF.

Денис Попов знал с кого брать пример

В 1981 году начинания, положенные разработчиками TECO и E получили второе дыхание – Джеймс Гослинг – он же разработчик языка Java, выпустил для UNIX, написанную на C программу, которую назвали Emacs’ом Гослинга (Gosling Emacs, Gosmacs, gmacs). Несмотря на то, что программа содержала в названии macs, общего с предшественниками она имела только в том, что в ней работали макросы аналогичные тем, что были в TECO.

Конечно же Столлман не мог пройти мимо такой программы и так как Гослинг распространял её бесплатно, Столлман взял её код в свой Emacs. С тех пор Гослинг стал ярым противником FSF и open source. Столлман радовался халявному коду. Но ему не повезло – в мае 1983 года Гослинг продал свою программу компании UniPress и таким образом нашёл управу на Столлмана – 20 марта 1985 года Столлман выпустил новую версию Emacs, основанную на коде Гослинга, и тут же получил от Unipress требование убрать весь код Гослинга из его Emacs.
У самого Столлмана есть две версии на эту тему:
1. Гослинг сам отдал ему код, потом его обманули при заключении лицензии с UniPress и та решила устранить Столлмана, а Гослинг не мог его защитить и пришлось программистам Столлмана всё переписывать.
2. Гослинг распространял свою программу бесплатно, Столлман взял код, но не знал, что Гослинг в тоже время продавал эту программу за деньги, в том числе и с помощью UniPress. UniPress решил купить и код Emacs, но, когда тот отказался, они заставили его удалить код Гослинга из его программы.
В любом случае факт на лицо, а нелестные [отзывы] Гослинга о FSF и opensource дают понять, что никакой добровольной передачи кода быть не могло. А в последствии из этих двух версий Столлман сделал микс, который описан [здесь]. Короче дядька так и не определился что же врать народу и каждый раз рассказывает всё по новой.

Как-то странно выходит на первый план двойной стандарт Столлмана – значит брать чужой код из TECO и GMACS ему можно, а делать сборки Emacs с макросами другим людям нельзя, звиняйте дяденька, что это за такой странный вид свободы на ПО у вас?

Тогда же Столлман задумался о лицензии, которая бы могла прикрыть его воровство кода, о чём он намёками и сообщает в своих воспоминаниях, а в [GPLv3] он не постеснялся включить пункт, по которому с разработчиков и пользователей GPL ПО снимается ответственность, если вдруг они будут использовать чей-то чужой не GPL код в своих GPL программах. Абсурд! Это как если бы все воры составили закон, по которому всё, что они своровали не является ворованным.

Но факт есть факт – после двух значимых событий в ИТ жизни Столлмана у него возникло два основных пункта лицензии – всё ПО должно принадлежать ему и всё, что написано другими тоже должно принадлежать ему, а чтобы никто не заподозрил неладное надо всё это прикрывать налётом свободы, т.е. всё ПО должно быть свободным, тогда он сможет его беспрепятственно брать себе.

Разработчики Столлмана, чтобы не закрывать проект из-за проблем с кодом Гослинга, принялись переписывать код Emacs своими силами, и 15 июля 1985 года они выпустили версию Emacs без кода Гослинга.

После таких открытий меня заинтересовал вопрос – а сколько же кода или что вообще в Emacs Столлман написал сам, если в 1976 году кроме него авторами Emacs значились программисты TECO, если в 80-е версия на C была по факту написана Гослингом?

Уже не секрет, например, что Торвальдс написал около 2% от того, что сейчас есть в ядре Linux, хотя он по прежнему вносит патчи, следит за работой готово кода, драконит нерадивых быдлокодеров линукс-кода и т.д. В тоже время пока Линус не открывает церквей Линукса, не молится на пингвина и не собирает по миру фанатиков, правда факи уже начал показывать… то ли ещё будет…

А что же Столлман? Да, тут тоже ничего удивительного после того, что мы уже узнали из текста выше.

Я взял максимально доступный [ChangeLog] для Emacs, где содержатся правки с 1988 года (последняя правка сделана Столлманом 28 ноября 2008 года, единственная правка за весь 2008 год) и сделал анализ правок Столлмана.
Основные правки Столлмана за 19 лет заключались в редактировании трёх файлов:
INSTALL – текстовый файл, который содержит руководство по установке и решению проблем с программой, а также указание, что это ПО под GPL
Makefile.in – исправление ошибок, которые сделали другие программисты (что сводится к – запятая не там стоит, скобочку пропустили и т.п.)
configure.in – исправление ошибок, которые сделали другие программисты и отслеживание работоспособности процесса инсталляции на Linux и других unix-подобных системах (опять же вставка точек, скобочек и других знаков там, где их пропустили)
В остальном Столлман редактировал и писал идеологически направленные текстовые файлы, входящие в исходный код – например, смысл проекта, почему GNU и как вносить и записывать изменения и патчи (например, текстовый файл Contribute).
Чтобы вы понимали на сколько это мелочная работа для программиста, поделюсь своим опытом подобной работы, когда я только собирал первые версии WINE для своего дистрибутива и мало что соображал в том, что я делаю.
Работа эта заключается в основном в том, что ты запускаешь поочерёдно сначала configure, потом make, потом make install и смотришь текст на консоли, если она где-то указала на ошибку, открываешь makefile.in или configure.in, правишь там то, на что она указывает и запускаешь заново, знаний в программировании для этого иметь практически не нужно, если что, то можно нагуглить, правда весь процесс занимает очень много времени – можно и день, а можно и неделю потерять за таким занимательным занятием. Сейчас, я уже знаю, где искать, могу обходиться без гугла, потому обычно трачу минут 5-10, остальное время занимает ожидание когда же всё соберётся или же выдаст новую ошибку. Т.е. знаний на это не нужно, потому и школота может справиться с этим, возомнив себя великим программистом, что и происходит, а затем начинается заражение красноглазием и ЧСВ подскакивает под 9000 – ты правишь исходный код! Ты программист! При этом по информатике у тебя тройбан, знаний ноль, а препода ты считаешь тупым утырком, который нифига не смыслит в высоких материях и потому не разглядел, что ты непризнанный гений.

Так вот. Может мне тоже церковь открыть и заставить всех молиться на пингвина? я-то ого-го! Я даже пару софтин сам собрал и долгое время был переводчиком Убунты, не то, что какой-то Столлман :)

В 1988 году Столлман пережил ещё одно неприятное событие, связанное с Emacs – парень, который на него работал и писал Emacs бросил работу над программой. Не это ли ответ, почему ChangeLog начинается с 1988 года? – это такая месть Столлмана? – вычеркнуть из списков того, кто предал идеи FSF?
Вот, часть перевода из того, что пишет Столлман об этом на своём [сайте]:

Тем временем бывший разработчик Emacs (эээ, а кто же тогда Столлман? – прим. jeder) принёс копию не выпущенного исходного кода  Emacs 19 в компанию Lucid и начал добавлять функции, которые хотела Lucid, но он ушёл (не знаю почему) не закончив работу.
В 1991 году Lucid попросила другую группу разработчиков добавить функции в Emacs. Они начали с исходного кода не выпущенной версии 19, которая у них была. Они даже не проинформировали меня, что они начали работать над важными изменениями в Emacs, я узнал об их проекте только из слухов.
Примерно в январе 1992 года я позвонил Джейми Завински, который был членом этой группы и он рассказал, что они делают. Тогда я сказал “Давай обсудим эти дизайнерские решения”, но он ответил, что уже очень поздно для обсуждений, они уже на половину реализовали идеи и у них подходит срок сдачи проекта, который они планируют завершить без каких-либо замечаний от меня.
Джейми пообещал дать мне все изменения, но объяснять как всё это работает он не собирался.

Столлман отказался от кода Джейми и его группы, потому что Джейми отказался объяснять как всё работает, а разобраться сам Столлман, видимо, ниасилил. Как же крылатое – документация не нужна, когда есть исходный код?! :)
Lucid переименовали свою версию Emacs в XEmacs и стали продавать её, объясняя, что эта версия лучше, чем Emacs Столлмана.
Далее в своей заметке Столлман жалуется, что программисты из Lucid не стали с ним сотрудничать, но ведь он же сам отказался от их кода, который по прежнему был доступен всем желающим!

Тем временем Lucid Emacs стал очень популярным, он обзавёлся графическим интерфейсом, поддерживал мышь, а столлмановский Emacs так и оставался консольной программой.

В период с 1988 года по 1993 выходили только мелкие исправления в Emacs 18. Столлман в 1991 году нашёл нового программиста для Emacs – Джима Блэнди, который до этого писал код для других проектов Столлмана – GNU, но тот только осваивался с исходным кодом, поэтому версию 19 они не могли выпустить, тем не менее Столлман продолжил вносить свои пять копеек в исправление трёх выше названных файлов, а остальное время начал тратить на то, на что тратил обычно – на чесание языком в различных аудиториях проповедуя свои идеи, вместо того, чтобы писать исходный код. Неплохо так устроился – ездишь себе по странам, чешешь языком, обращаешь в адептов новых лопухов, а на тебя горбатится кучка фанатиков, которая пишет код и передаёт тебе все права на него.

Столлмана всё больше расстраивали успехи Lucid Emacs, потому что вешать лапшу о преимуществах бесплатного кода стало сложнее. Он понял, что противиться эре графических интерфейсов и мыши бесполезно, консольщики проиграли, и в итоге он дал добро Блэнди потихоньку перетягивать код из XEmacs в GNU Emacs. В отличие от Столлмана, Блэнди осилил исходники Lucid и в середине 1993 года вышел GNU Emacs с графическим интерфейсом. Опять же это была не заслуга Столлмана.

Помню как в 2008 году все красноглазые ресурсы пестрели заголовками – Столлман собирается покинуть трон разработчика Emacs. Вам тоже смешно? Учитывая, что то, что сейчас имеет GNU Emacs – заслуги Завински и Блэнди.
Уж кто заслуживает трона Emacs, так это разработчики, у которых брал код и идеи Столлман – проект MAC, TECO и E, Гослинг и тот неизвестный разработчик Emacs, Завински, Блэнди и другие программисты-фанатики из церкви Emacs, которые работали, пока Столлман чесал языком, да ел мозоли.
И вообще как-то пафосно звучит слово “трон” – понимаю там была бы нереальная программа, которая делала нереальные вещи, но трон для разработчика текстового редактора? Тогда поставьте памятник парню, который написал Блокнот! :)

Культура мэтра свободного ПО в картинках

По-мойму, так восхвалять человека, который практически не написал ни одной программы верх глупости. А после этого ещё и выступать с речами о том как здорово писать свободный код, когда сам ничего не сделал, намекает, что у выступающего ЧСВ зашкаливает как у школьника, который сумел написать Hello World на Бейсике.

Билл Гейтс, например, никогда не бил в грудь и не называл себя великим программистом, а признавал, что Аллен написал Бейсик, а другие его работники писали другой код, а его отец всегда говорил ему – дружи с Баллмером, этот парень поможет сделать тебе из Microsoft империю.
Джобс говорил, что он мало что смыслит в программировании, зато у него есть Woz и куча башковитых ребят, которые могут сделать невозможное (пусть иногда они и делали дерьмо).
И только Столлман посадил себя на трон опенсорсной секты, тыкая в своих выступлениях где попало упоминания о том, что он великий программист, святой Игнусиус, при этом вся история Emacs показывает нам то, что Столлман не сделал ничего, чтобы его можно было назвать программистом, я уже не говорю про звание великий.

Мне очень интересно читать на википедии статьи про программы и проекты, которые хоть как-то пересекались со Столлманом или связаны с UNIX – обычно идёт так – рассказывают о каком-нибудь проекте, его авторах и где-нибудь обязательно вставляется фраза – типа, а вот в лаборатории этого проекта просиживал штаны гениальный программист Ричард Столлман или вот была такая-то программа, вот её авторы, за этой программой пять минут посидел величайший программист Ричард Столлман, или а вот гениальный программист Ричард Столлман сказал про это гениальную фразу. В чём он гениальнее или выше авторов программ и проектов, которые сами догадались всё написать и сделать, а не тупо вписать своё имя в авторы или повесить всю работу на фанатика?

Как можно называть великим программистом человека, который, чтобы разобраться в своей программе (хотя слово своей надо взять здесь в кавычки) ищет программиста, чтобы он разобрался в ней и не принимает код от других разработчиков без объяснений как этот код работает, потому что не понимает ничего в нём?! Как можно быть программистом и не понимать исходный код, написанный на том языке программирования, на котором пишешь ты?!

Мне недавно приносили посмотреть на ошибки код, написанный на Бейсике, я уже писал, когда я последний раз видел Бейсик и что ничего с тех пор не помню – я поставил Visual Basic и руководствуясь здравой логикой нашёл ошибку. Это была не моя программа, я дуб дубом в Бейсике. Часто я пишу свои программы на Lazarus (FreePascal) и так как до этого никто такое даже не мыслил писать на Delphi, то мне приходится изучать примеры на C++ или C#, я смотрю на операторы, циклы и потом пишу свою версию кода в Lazarus. Но как? Как так может сливаться великий программист, который якобы был у истоков ПК – видел Юниксы, PDP, видел как всё это росло с нуля до нынешних заоблачных высот? Как? Или же он просто как GPL присасывается ко всему, к чему можно?

Когда собирался написать эту статью, я уже знал, что Столлман не автор Emacs. Много лет назад я стал свидетелем срача на форуме Linux Foundation’а о Торвальдсе, где анонимы тут же напомнили о том, что Столлман вообще не написал и строчки в Emacs, там же они скинули ссылку на ту самую книгу о Столлмане. Я решил переводить её с английского и сделать добряк для опенсорса, но перед этим прочитать – это было до того как я сделал свой первый дистрибутив. И вот именно после прочтения и сбора дополнительной информации моё мнение о Столлмане полностью изменилось не в лучшую сторону.
В сети есть несколько pdf файлов со [сканами] старой документации по E и записи  об [отношениях] Гослинга со Столлманом, также огромное количество информации об этом в англоязычной википедии и на блогах бывших участников проекта MAC и есть вот такое [интересное дерево Emacs] в блоге Джейми Завински.
Фанатики, наверное, надеялись, что спустя столько лет вранья никто не станет проверять где правда, а где ложь и уж тем более собирать её по крупицам с блогов тех, кого Столлман обвёл вокруг пальца своими проповедями, но всё оказалось иначе и теперь мы знаем чего на самом деле хочет Столлман и зачем ему GPL со странным требованием к программистам передать все права на код в FSF. А самое главное мы знаем что это за человек.

Кто из вас до текущего момента верил, что все утилиты GNU и Emacs были написаны лично Столлманом? Наверное, многие.
А кто из вас знает имена тех неизвестных, которые на самом деле написали Emacs и утилиты GNU? Ведь всё, что есть в GNU – компилятор, библиотека C, утилиты – это копии того, что было на UNIX – полное копирование проектов-источников методом копировать-вставить, немного подправить под своё ядро, перебить копирайты, похвалить себя! Проект Столлмана GNU полностью написан другими людьми, сам Столлман написал не более 0,0000000…0001% кода к этим проектам, история Emacs хорошее доказательство этому. Вы можете ознакомиться со всеми ссылками и копнуть глубины FSF ещё дальше и вы поймёте почему многие называют их “опенсорными ворами” и “жадными детьми”, а среди специалистов в области программирования упоминание Столлмана как автора Emacs вызывает усмешку.

Столлман эксплуататор похлеще Джобса и Гейтса – эти хотя бы платили своим работникам такие деньги, что те, увольнялись из компаний через несколько лет миллионерами.
А что предлагает Столлман взамен на труд вы никогда не интересовались? :) Ну, может быть я когда-нибудь об этом расскажу, хотя, некоторые могут догадаться сами :)